Советский удар на Житомир (ноябрь 1943)


Главная   |<         >|

Содержание:

Ход наступательных боев 38-й, 60-й армий и 3-й гв. танковой армии

Кадровые перестановки в высших штабах

Послесловие к 12-13 ноября

Итоги и анализ второй фазы наступления

Ход наступательных боев 38-й, 60-й армий и 3-й гв. танковой армии

Формально Киевская наступательная операция длилась с 3-го по 13-е ноября. Ради лучшей наглядности разобьем эту операцию на две фазы: собственно освобождение столицы Украины (3-8 ноября) и продвижение советских войск на Житомир (9-13 ноября), когда фронт противника в западном направлении рассыпался, а на юге у Фастова он начал мощные танковые контратаки. На этой странице опишем действия с 9 ноября включительно.

В целом командование 1-го Украинского фронта более-менее ясно отслеживало перегруппировки и перемещения врага на уровне армия-корпус. Так 9 ноября наша радиоразведка отследила уход штаба 4-й ТА из Радомышля в Житомир и перемещение штаба 48-го тк из Мироновки в Белую Церковь. Советская сторона считалась с возможностью немецкого удара на Фастов, чтобы вернуть себе важную ж/д линию Житомир - Фастов - Кировоград[ЖБД-1УкрФ-02].

Штаб 38-й армии 8-9 ноября меняет направление основных усилий. Теперь ее главная ударная сила, 5 гв. тк, совместно с 1-й чехословацкой бригадой, которая находилась в резерве армии у Василькова, должна была готовиться для удара на г. Белая Церковь. Из состава указанной бригады формируется передовой отряд силой 1 батальон при 10 танках с задачей отбить у врага г. Кагарлык и удерживать его до подхода главных сил. В полдень враг наносит ощутимые удары с рубежа Винницкие Ставы на Фастовец и Марьяковка, а также на Фастов. В обеих случаях участвовало до 40-80 танков - фактически одна немецкая танковая дивизия с типичным для этого периода войны некомплектом матчасти. В отражении немецких атак приняла участие 232 сд[ЖБД-38А-02]. Там же у Фастова и Фастовца находились части 3-й гв. танковой армии. 9 мк 3-й гв. ТА вел оборонительный бой на рубеже с. Кожанка - с. Дмитровка, что в 10-12 км на юго-запад от Фастова. 7 гв. тк отразил две немецких контратаки у Паляниченцы, а 6 гв. тк действовал западнее Фастова на рубеже Дедовщина - Потиевка - Волица. У Кожанки и Дедовщины захвачено около 100 пленных[ЖБД-1УкрФ-02], что подтверждается историей дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер" (разгром двух рот в Кожанке). 56 тбр 7-го гв. тк "в составе 3х танков и подошедшего МСПБ приняла на себя главный удар ... и в течении дня 9.11.43 вела тяжелые оборонительные бои [в Фастовце] ...". За день боя бригада уничтожила 7 немецких танков, 1 САУ и взвод пехоты. В свою очередь сгорел 1 Т-34 и подбито 2 автомашины и 1 Т-34. Штаб 56 гв. тбр признается в отступлении: к 16:00 она заняла оборону на южной окраине с. Великая Снетинка, что севернее Фастовец[ЖБД-56тбр]. Напомним, что на начало Киевской операции в 56 гв. тбр было 29 танков, из них 13 боеготовых[3ГТА-02]. Т.е. за 4-8 ноября бригада, по сути лишь преследуя немецкие арьергарды, потеряла 75% своей боеспособной матчасти. 21 тбр 5-го гв. тк отражала вражеские атаки близ с. Германовка. 91 отбр заняла оборону на восточной окраине г. Фастов, с 16:00 бригада отразила немецкую атаку с востока, подбив 2 вражеских танка[ЖБД-91тбр]. Как видим, штаб фронта имел запоздалые данные (7 тк близ Паляниченцы), хотя части 7-го тк отходили на Снетинку.

22 тбр с 48-м тп вели бой у Ксаверовки, там же дрались 6 мсбр, 454 мп совместно с 340-й дивизией[ЖБД-5гтк]. Штаб 340-й сд (сводка № 00298 от 20:00 08.11.1943) отмечает 5 немецких танков и САУ в Марьяковке и 4 вражеских танка и САУ в Ксаверовке. Вечером дивизия успешно отразила немецкий выпад юго-западнее Марьяковки, захватила 13 пленных, потеряв 1 убитым и 7 ранеными. Немного западнее стрелки 163-й сд двигались на вперед по линии Вишня - Веприк - Корнин. Но так как их соседи слева (232 сд и 340 сд) завязали бой, а справа фланг был открыт, то было принято правильное решение закрепиться в местечке Корнин[163сд-02]. Вдоль Днепра наступал 51 ск, его 180 сд находилась у Шевченковка, 240 сд находилась у Германовка - Гусачевка, а 136 сд - Гусачевка - Триполье[ЖБД-38А-02]. Штадив-240 тогда отмечал: "за 9.11.43 ... захвачено 52 пленных. В числе пленных весь 168 пп 82 пд (имеются пленные почти от всех рот)"[ЖБД-240сд]. Согласно боевого донесения № 0262 штакора-51 корпус просил армию прикрыть фронт в районе с. Глушки - г. Белая Церковь другими частями, так как своих сил 51-му ск не хватало. Это был один из признаков сильного распыления сил фронта, которые пытались наступать повсеместно: и на Кагарлык, и на Белую Церковь, и на Житомир, и на Коростень. Нужно кроме того подчеркнуть, что близ с. Германовка дрались 240 сд 50-го ск и части 5-го гв. тк. Но их ЖБД не говорят о установлении связи друг с другом и попытках наладить взаимодействие.

1 гв. кавкорпус вел наступательный марш, имея столкновения только с разрозненными группками врага. К вечеру кавалеристы вышли на линию Комаровка - Юзефовка, что в 20 км западнее Юров. До Житомира оставалось 30 км - максимум два дня марша[ЖБД-1гкк-03]. Интересно, что вровень с конными подразделениями топала пехота 23-го ск. К вечеру 30 сд вела бой у с. Ставище с одним немецким батальоном, имевшем танковую поддержку, 23 сд - у с. Юзефовка, 218 сд - у с. Рожев. В бою с вражескими арьергардами погиб комдив-23, полковник Щербаков. Обобщенный банк данных "Мемориал" не содержит данных о погибшем комдиве-23, полковнике Щербакове(!). В полной мере начала проявляться необеспеченность стрелковых частей в наступлении: "Артподразделения и части соединений корпуса из-за отсутствия горючего отстали и находятся в пути от клх. НАДИЯ и до района боевых действий корпуса"[23ск-04]. Клх. Надия - это окраина села Старо-Петровцы на р. Днепр(!). Корпус вытянулся ниточкой на 50-60 километров. Естественно, что о ведении согласованного боя всеми видами оружия никакой речи быть не могло.

О таком безоглядном и бездумном движении надо сказать следующее. Хотя у Житомирского шоссе враг сильно огрызался, ведя на отдельных рубежах сдерживающие бои, 23 ск получает регулярные нагоняи и требования "свернуть части в колонны и продолжать движение колоннами в полосах своего наступления", "к исходу 9.11. захватить ЖИТОМИР" (шифрограммы штаба 38-й армии №№ 6948/ш, 6962/ш, 5897/ш от 8-9 ноября. Тогда же из корпуса изымают 74-ю сд и переводят под Фастов[23ск-01]. 23 ск движется вслед за 1-м гв. кк, имея открытые фланги на десятки километров.

Войска 21-го ск очищали от врага н.п. Бышев и Лишня. У Бышева наши бойцы подбили две немецкие бронемашины и одну захватили в исправности[ЖБД-202сд].

На участке 24-го ск 60-й армии нашим бойцам улыбнулся настоящий успех:

... 226 сд ... В 13-00 3 и 2 СБ 985 СП ворвались в Блитча и овладели переправой через р. Тетерев. Противник колонной в 300 чел. пытался опередить подразделения и выйти к переправе, но она уже была занята 2 и 3 СБ 985 СП. Подошедшими танками и пехотой колона была расстреляна в упор. Потери дивизии уточняются. Потери пр-ка: Уничтожено 200 солдат и офицеров. Взято в плен 58 чел. Взяты трофеи: Орудий - 7, Тягачей - 2, Автомашин - 3, Зен. пулеметов - 1, Ст. пуль. - 3, [неразборчиво] - 10, артиллерийский склад - 1, Повозок - 3, Лошади - 2 ...

- Журнал Боевых Действий 24-го ск, 07.11.1943 г.[ЖБД-24ск]

Успех обошелся "226-й" в 10 человек убыли в 985 сп за 9-10 ноября[ЖБД-226сд]. В штабе 60-й армии и штабе фронта этот по-настоящему удачный бой раздули в несколько раз: "В районе БЛИТЧА ... разгромлена группа противника численностью 1500 человек ... На поле боя осталось 300 трупов немецких солдат, много повозок и матчасти артиллерии (30 орудий)"[ЖБД-1УкрФ-02]. В предыдущей главе говорилось, что восточнее Бородянка у с. Пилиповичи 75 гв. сд 30-го ск окружила около 1000 солдат противника с транспортом и несколькими танками. Оперсводка № 98 штакора-30 указывает на крупные трофеи, захваченные 75-й дивизией (1 исправный "фердинанд", 8 танков, 6 орудий, множество боеприпасов, 29 груженных ж/д вагонов). Но пленных было всего 2 человека, т.е. немцы смогли вырваться, побросав технику. Сама же 75 гв. сд к исходу дня освободила села Дружня и Майдановка, что на западном берегу Здвижа. Всего на участке корпуса отступающий противник подорвал своих 8 самоходок, 15 танков, 75 автомашин. В плен попало 82 немца[30ск-06]. 77 ск освободил Иванков и начал форсирование р. Тетерев[ЖБД-1УкрФ-02].

Запись от 09.11.1943 г. в ЖБД Верховного Командования Вермахта (ОКВ): "У 4-й танковой армии в районе Фастова собственные танковые атаки против упорно дерущегося врага были успешны. Противник продолжает атаковать крупными силами отошедшее левое крыло [4-й танковой] армии и завоевал территорию в направлении Житомира."[OKW-01].

10 ноября в целом прошел по сценарию предыдущего дня: под Фастовом фронт остановился, а в житомирском направлении имелось медленное продвижение на запад. 1 гв. кк обходил очаги сопротивления и к исходу дня освободил район Кочерово - Радомышль. Под с. Поташня части 1-й гв. кавдивизии отбили немецкую атаку силой до роты при 3 танках. В бою отличился командир батареи 45-мм ПТО, гвардии лейтенант Лыков. Его подчиненные подбили два танка. Штаб 1-го гв. кк упомянули о своих соседях: слева на Житомирском шоссе 30 сд 23-го ск, а справа у Радомышля 3 гв. вдд[ЖБД-1гкк-03]. Лыков Иван Иванович, 1915 г.р., получил за ноябрьские бои Орден Отечественной войны II степени. В наградном листе очень нехарактерно приуменьшен его подвиг. Там указано, что под Поташней его батарея уничтожила не два "панцера", а две бронемашины. Помимо этого у Лыкова были награды: за бои 1942-го - медаль "За отвагу", за бои 1944-45 - ордена Красной Звезды, Красного Знамени, Богдана Хмельницкого III степени (см. ресурс "Подвиг Народа"). К концу войны Иван Иванович уже имел звание гвардии капитана.

23 ск за день продвинулся на 5 км вдоль шоссе до н.п. Кочерово. В вечерней сводке дается хорошая характеристика противника: "оказывает упорное огневое сопротивление на рубеже РАКОВИЧИ, ЮЗЕФОВКА, КОСТОВЦЫ, м. БРУСИЛОВ, на отдельных участках групп автоматчиков при поддержке 2-3 самоходных орудий, 10-13 танков, 5-8 бронемашин переходят в контратаки, по дороге КИЕВ-ЖИТОМИР устраивает засады танков и бронемашин, особое сопротивление оказывает по линии шоссейной дороги". Обеспеченность дивизий провиантом - 1-2 суткодачи, боеприпасов в среднем 0,3-1,6 б/к, а ГСМ - до 0,05 заправки. За все время наступления штаб корпуса не получил данных о убыли людей и матчасти в своих дивизиях. Зато подводится бодрый итог за период 5-10 ноября: уничтожено 36 танков, 15 самоходок, в добавок 9 "фердинандов", почти 2500 солдат противника. В тоже время даются куда более (и наверняка более правдивые) данные о трофеях: 3 САУ, 56 орудий, 67 автомашин и пр. плюс всего-навсего 65 пленных, что очень диспропорционально к "уничтоженному"[23ск-05]. В этот день пехота 23-го корпуса наконец получила поддержку артиллерийских частей усиления. Из состава 17-й адп 1003 гап, один дивизион 1247-го пап и одна батарея 108-й артбригады большой мощности вели огонь по врагу. Остальные силы 17-й артидивизии по-видимому оставались в тылу. Накануне 37 лабр из состава артдивизии убыла на юг, в полосу 5-го гв. тк[ЖБД-17адп]. 21 ск, имея 15 км фронт, находился на линии Дедовщина - Вильшка - Яструбеньки. У с. Яструбеньки 202 сд 21-го ск отражала танковую атаку врага[ЖБД-38А-02]. Таким образом между с. Ставище (23 ск) и Яструбеньки (21 ск) зиял 15-километровый разрыв. Назревала опасность окружения/охвата частей 3-й гв. ТА и 38-й армии в г. Фастов путем немецкого удара Фастовец - Бышев и Яструбеньки - Бышев. Судя по ЖБД 202-й дивизии у с. Вильшка сопротивлялись подразделения 7-й тд (батальон и 8-10 танков). Само село в ходе взаимных атак несколько раз за сутки переходило из рук в руки, захвачено в плен 14 немцев. Помимо этого в соседнем местечке Брусилов насчитывалось два батальона и 12 танков[ЖБД-202сд].

5 гв. тк вел встречные бои с немцами на прежнем рубеже[ЖБД-5гтк]. Стрелки 50-го ск оставались на месте и многократно отражали танковые удары немцев силой до роты при 2-7 танках у Фастова и Сушанки[ЖБД-50ск]. На участке 51-го ск все три дивизии (136, 180 и 240) тоже отбивали танковые атаки силой до двух батальонов при 3-7 танках. Танковая рота и рота автоматчиков чехословацкой бригады дрались за местечко Черняхов (10 км южнее г. Обухов), где противнику удалось сжечь 3 танка и 1 подбить. Автоматчики потеряли около 15% личного состава (см. боевое донесение № 0264 штакора-51 от 18:00 10.11.1943). 240 сд захватила 13 пленных из 168-го пп 82-й пд и 5 105-мм орудий с 1 тягачем[ЖБД-240сд]. 180 сд без потерь(!) и трофеев, оставаясь у сел Яцьки - Шевченковка, огнем артиллерии и ПТР отогнала 12 немецких танков, 1 из них был подбит. В целом дивизия закреплялась на данном рубеже и подтягивала тылы и артиллерию (донесение № 00221 от 16:30 10.11.1943). Танкисты Рыбалко отражали под г. Фастов атаки 25-й тд силой до 70-80 "панцеров"[ЖБД-3ГТА-01]. Непосредственно юго-восточную окраину города обороняла 91 отбр, которая отбила крупную атаку (до 60 танков)[91тбр-02]. 54 и 55 гв. тбр с 71 гв. мсбр вели бои у ст. Попельня и Наволочь. Здесь нашим подразделениям удалось отбить два ж/д эшелона с сельхозтехникой, уничтожено и захвачено 250 машин, 11 самоходок, 600 повозок с грузами, в плен попало до роты немцев. В довершение захвачены документы и разгромлены штабы 146 мп 25-й тд и 196 ап[ЖБД-3ГТА-01]. 196 ап входил в состав 96-й пд, которая появилась на Украине лишь в январе-феврале 1944-го. А вот разгром 146 мп 25-й тд, по-видимому, описывается в мемуарах Мелентина и Манштейна как поражение 25-й тд в ее первой боевой операции на Восточном фронте. Как видим, дивизия действительно потеряла много транспорта, бросила документы, но людей она потеряла не так много, также ее танки активно дрались в данном районе. 56 гв. тбр приводила себя в порядок в Снетинке. У нее оставалось 2 неисправных танка (сбита маска орудия, не работает откат)[ЖБД-56тбр]. Таким образом бригада, как ударная единица, вышла из сражения. На 10 ноября 3 гв. ТА имела боеготовых 123 танка. Намечались пополнения матчастью: "[10-11.11.1943] В 7 гв. тк подойдет 43 танка". Остальные около 200 боевых машин, имевшихся на 4 ноября уже вышли из строя. Более того в итапах оставалось по 30 орудий[ЖБД-1УкрФ-02] (прим. - в зависимости от типа матчасти итап имел по штату от 15 до 54 орудий калибра 45..107 мм).

На северном фланге 18 гв. ск занял н.п. Рассоха, на других участках корпус не продвигался и вынужден был отражать вражеские контратаки пехоты и танков (5-6 штук). 77 ск дважды попадал под танковые атаки немцев (5-6 танков) и вел бой за н.п. Иванков, который был по официальным заявлениям освобожден накануне (см. выше)[ЖБД-1УкрФ-02]. В трудных боях под Иванковым погиб командир 183 дивизионной группы, полковник Йозеф Эльбль, а также командир 217-й дивизионной группы, полковник Мюндау[KorpsAbt-C]. 24 ск и 30 ск полностью заняли восточный берег р. Тетерев на линии Марьяновка - Блидча[ЖБД-1УкрФ-02]. 17 гв. ск заканчивал сбор в тылу 60-й армии у с. Кодра.

Запись от 10.11.1943 г. в ЖБД Верховного Командования Вермахта (ОКВ): "4 танковая армия смогла в основном отразить [наступление] противника, все продолжающего мощно атаковать из района прорыва западнее Киева. На левом крыле армии 7 ак и 13 ак оттеснены на запад крупными силами врага."[OKW-01].

Оборонительные бои 91-й отбр 3-й гв. ТА в Фастове, 09-11.11.1943 г.
Для увеличения щелкните мышью по картинке.

11 ноября появились явные признаки, что советское наступление к югу от Киева выдохлось. Комфронта Ватутин потребовал от 38-й армии перейти к жесткой обороне на участке 51-го ск, 50-го ск и левого фланга 21-го ск (135 сд). Нужно было установить локтевую связь с танкистами Рыбалко. Войска Москаленко отразили 8 атак вражеской мотопехоты и танков[ЖБД-38А-02]. Часть войск, вопреки требованию комфронта, тем не менее ходила в атаки. Так 6 мсбр 5-го гв. тк атаковала на с. Гребенка, но была встречена сильным огнем, потеряла 115 человек и отошла назад[ЖБД-6гмсбр]. Этот неудачный бой для бригады оказался одним из самых тяжелых за период 04.10.-02.12.1943., за который 6 мсбр имела общей убыли личного состава в сумме 1098 человек[6гмсбр-01]. У Юровка, Фастов и Винницкие Ставы захвачено по 1 пленному из 20-й тд (прим. - так в оригинале, скорее всего 20 мд), 25-й тд и дивизии СС "Адольф Гитлер"[ЖБД-38А-02]. 180 сд силами 86-го полка вела очень трудный бой за с. Ольшанская Новоселица. Полк попятился назад, кое-как отразил 4 немецких танковых атаки. Потери дивизии 165 чел., из них 141 чел. из 86-го сп. Сложилось катастрофическое положение с боеприпасами: патронов - 0,3 б/к, гранат - 0,2..0,8 б/к, очень нужных для противотанковой борьбы 45-..76 мм снарядов - всего 0,07..0,5 б/к. Только артиллерия 105..122 мм имела по 0,5-1,1 б/к. Подобная ситуация складывалась у 136-й и 240-й дивизий 51-го ск. Соседний 50 ск подвергся двум налетам (по 20 самолетов). Тем не менее 163 сд (правофланговая) перешла "в решительное наступление в юго-зап. направлении". 232 сд, 340 сд и 167 сд оборонялись между Фастовым и Фастовцом. Под натиском немцев пришлось оставить с. Клеховка (1144 сп 340-й сд)[ЖБД-50ск].

163 сд в боях в направлении Попельня, в которых нужно было взаимодействовать с 135-й сд 21-го ск, захватила 2 пленных из 58 сапбата 7-й тд. Эти двое утверждали, что 7 тд разгромлена, ее остатки и штаб ведут сдерживающие бои близ н.п. Корнин[ЖБД-163сд]. Но дальше - больше. В итоговом отчете за период 03-13.11.1943 г. штадив-163 говорит, что 11 ноября около 50 немцев при 10 танках и 1 бронепоезде атаковали ст. Попельня, которая была утеряна. Затем последовала вражеская атака на участке соседней 135-й дивизии - село Лозовики пришлось оставить. В итоге два полка 163-й сд - 1318 сп (в с. Парипсы) и 759 сд  (у ст. Попельня) - оказались отрезанными от тылов и штаба дивизии[163сд-02]. С другой стороны вечернее донесение штаба 21-го корпуса № 014/ОП от 18:00 11.11.1943. говорит только о наступательных действиях своих частей: заняты Дивин - Водотый (202 сд), Турбовка - Королевка (71 сд), Кривое - Мохначка (135 сд). Захватом пленных и документов корпус описывает противостоящие части противника: "20 мд /76 и 90 мп, 20 зап. батальон, 20 ап численностъю до 500 штыков, до 16 пулеметов, 4-6 минометов /81 и 105 мм/, 4 самоходных орудия и 6 орудий дивартиллерии. Действует также остатки 68 пд - до 500 чел., 4 самоходных орудия и 8 орудий дивартиллерии. В направлении СОЛОВЬЕВКА отходят части 7 тд, отдельный штурмовой батальон, остатки 323 пд". Как показывает дальнейший анализ событий, эти данные штакора-21 о собственных атаках совсем не соответствуют действительности. Рассмотрим подробнее этот эпизод.

Наиболее слабым местом на фастовском направлении становится участок 21-го ск, который должен был держать шпагат между соседями слева, обороняющимися у Фастова, и соседями справа, наступающими на Житомир без оглядки на фланги. В довершение сказывалась слабая обеспеченность и подготовка личного состава. Штаб корпуса так описывал состояние частей на 11 ноября (доклад "Развитие Киевского прорыва 4-14.11.1943"). Слишком широкий фронт, из-за чего нехватка средств управления, радио, транспорта. Штаб корпуса и штабы дивизий "не могли надежно держать части в руках". Средств усиления нет, как и разведки в дивизиях. Передовые отряды из-за дефицита топлива не формировались, сведений о противнике нет. Боевые порядки в дивизиях не соблюдались, штабы отставали, первый эшелон загромажден ненужными обозами, навлекавших на себя авиацию врага. "Снарядов и мин в полках почти не было, арт. полки из-за отсутствия ГСМ отстали". Днем 11-го ноября основной удар немцев пришелся на 71-ю сд, у которой не было артбоеприпасов. Началась паника, усугубленная обозниками и толпами гражданского населения, бегущего в Корнин. Штадив-71 потерял управление и к вечеру "в беспорядке куда-то скрылся и в течении ночи [на 12-е ноября], найти его было нельзя". А командир дивизии, генерал-майор Замировский, "в одиночном порядке, беспомощно, размахивая пистолетом над головой пытался остановить отступающих". 135-й сд приказали немного отойти и занять оборону, но этот приказ был доведен с большим опозданием[21ск-03].

3 гв. танковая армия дралась за Фастов, отбивала удары 25-й тд и дивизии СС "Рейх". Днем наши позиции попали под бомбежку 11 Ю-87 в с. Великая Снетинка. 71-ю мсбр вытеснили из ж/д ст. Попельня. Соседние 54 и 55 гв. тбр упорно обороняли местечко Наволочь, имея всего 6 боеготовых танков[ЖБД-3ГТА-01]. На окраине Фастова 91 отбр отогнала вражескую группу пехоты при 20 танках[91тбр-02]. Еще накануне командарм Рыбалко приказал своим войскам перейти к обороне силами 9-го мк, 232-й сд и 6-го тк у Фастова, а 7-й тк выходил во второй эшелон к с. Боровая как подвижный резерв. Посему 56 гв. тбр отошла еще ближе к Киеву - под н.п. Мотовиловская Слободка. Здесь она получила новые танки Т-34 с экипажами и пополнение мотострелков (181 чел.), и здесь же заняла оборону[ЖБД-56тбр].

Утром 1 гв. кк завязал бой за м. Коростышев, за сутки пройдя 12-20 км. Обороняющийся противник получил помощь от Люфтваффе: по порядкам 2-й и 7-й кд было совершено 150 самолето-вылетов (Ю-87 с истребительным прикрытием)[ЖБД-1гкк-03]. А вот 2 ВА "из-за нелетной погоды боевой работы не вела"[ЖБД-1УкрФ-02]. Об этом нюансе будет еще сказано ниже. Рядом с кавалеристами наступали стрелки 23-го корпуса. Наземные бои были незначительные, а вот давление врага с воздуха было ощутимым. В с. Левковка был разбомблен штаб 218-й сд, ее командир, генерал-майор Скляров, и начштаба дивизии, полковник Елисеев, погибли. К вечеру 23 ск занимал линию Шахворостовка (218 сд) - Коростышев (23 сд) - Тесновка (30 сд). До соседа слева, 21-го ск, было 15-20 км никем неприкрытого фронта[ЖБД-23ск]. Из подчинения 23-го ск забирают 17-ю артиллерийскую дивизию и переводят ее под Фастов[23ск-01]. Под Коростышевым 17 адп смогла задействовать только один дивизион 1247-го пап[ЖБД-17адп].

60 армия прошла за сутки 10-25 км. 77 ск окончательно отбил городок Иванков, 24 ск с ходу пересек Тетерев и углубился на 5-7 км на западном берегу, выйдя к селам Мирча, Федоровка, Слобода Кухарская. 30 ск освободил г. Радомышль, который еще 2 дня назад "освободил" 1-й кавкорпус. К вечеру 30 корпус был в 7-8 км к западу от Радомышля (см. боевое донесение № 00625 от 20:00 11.11.1943). Хотя по сводкам армия Черняховского занималась преследованием врага, потерявшего "основную массу материальной части", отходящему "на всем фронте" и оказывающему "незначительное сопротивление", 121 сд умудрилась потерять  у Чайкивка-Торчин 25 солдат убитыми и 95 ранеными. А к примеру в 75-й гв. сд за сутки было всего 2 раненых (см. оперсводку № 99 штакора-30 от 11.11.1943).

Запись от 11.11.1943 г. в ЖБД Верховного Командования Вермахта (ОКВ): "Тогда как 4 танковая армия смогла в основном отразить вражеские атаки, противник смог ударить севернее шоссе Киев-Житомир и выйти в район северо-западнее Житомира"[OKW-01].

12 ноября, после паузы 7-го..11-го из-за погоды (так говорит фронтовой ЖБД), 2 воздушная армия начала боевую деятельность. Сделано 269 вылетов, поражены наземные цели: склады, ж/д вагоны, автотранспорт и бронетехника врага. На данный момент фронту нужна была помощь прежде всего у Житомира, где наступали кавалеристы и пехота с отставшими тылами и артиллерией, а также у Фастова, где очень остро атаковал противник, а 21 корпус начал отходить назад. В такой ситуации две сотни вылетов - очень мало. Тем более до этого летчики 5 дней оставались на аэродромах и формально имели возможность накопить топливо и боеприпасы. На лицо грубейшие проколы со снабжением важной ударной силы вооруженных сил - ВВС, тем паче в свете глубокой операции, такой как Киевское наступление. На ком конкретно лежит вина - на тыловиках 2-й ВА, на Ватутине и Хрущеве или на тыловиках и снабженцах в управлении фронта или же на железнодорожниках - сказать без детальных расследований трудно.

Тем временем на земле в районе Фастов - Попельня - Винницкие Ставы - Триполье наша войсковая и авиаразведка выявили 7 тд, 3 тд, 25 тд, дивизии СС "Рейх", "Адольф Гитлер". Появление дивизии СС "Мертвая голова" требовало проверки. Этот день становится переломным в боях за Фастов - советский фронт дрогнул и начал явно пятиться назад. 21 ск еще утром освободил н.п. Степок, Ходорков, Липки в 20 км к западу от Фастова и подбирался к селам Киловка и Котляровка. Но уже после полудня враг с пехотой и 40 танками вернул себе н.п. Ходорков, Липки и Кривое и зашел в тыл 135-й сд. Последней пришлось развернуть фронт на 180 градусов, в сторону Липки - Кривое. Вечером немецкие танки стояли в с. Мохначка, продвинувшись на 10 км. Теперь обрисовалась угроза Фастову с запада[ЖБД-1УкрФ-02]. Вечером командарм-38 приказал командующему 21-м ск "лично выехать на участок прорыва для огранизации и восстановления положения. Штакору вернуться в ТУРБОВКА и руководить боем по уничтожению прорвавшегося противника"[ЖБД-38А-02]. Из-за потери связи в 135-й дивизии (см. выше события 11.11.1943) один из ее полков, 791-й, вовсе не получил приказа на отход и, дойдя до с. Кириловка, по инициативе ее командира, майора Елисеева, остановился. Вскоре полк был окружен и почти полностью погиб вместе с начштаба дивизии, полковником Штейнлухтом. Разгрома избежал только один батальон. Немцы, используя успех под Корниным, в рассвету 13-го овладели Кириловкой, Лисовкой и Гнильцом. Теперь под угрозой окружения оказалась деморализованная 71 дивизия[21ск-03]. Начштаба 38-й армии подлил масла в огонь, отправив комкору-21, гв. генерал-майору Ведину, директиву № 198/ОП. В документе корпус обвинили в непринятии "всех нужных мер". Требовалось: Ведину лично навести порядок в 71-й сд, штабу корпуса вернуться в Турбовку, комдиву-71 Замировскому пригрозили трибуналом. И в довершение приказ 21 корпусу, попавшему в клещи и не имевшему топлива, характеризующий всю Киевскую наступательную операцию: "послать на армейские базы за получением боеприпасов и горючего, которого на армейских базах имеется достаточно"[38А-18]. Т.е. опять, как и в боях за днепровские плацдармы, на звено полк-дивизия-корпус сваливали все заботы и задачи: нужно было управлять войсками, планировать их действия, а кроме того заниматься снабжением, изыскивать транспорт и горючее, чтобы добраться до "армейских баз", обучать и обмундировывать пополнение и т.д. А армейские и фронтовые руководители по факту умывали руки, прикрывая приказами и отчетами собственное безделье и неспособность помочь своим подчиненным.

Напряженная обстановка сложилась и на правом фланге 50-го ск: так как у 163-й сд левый, восточный фланг был открыт (232 сд оборонялась в 10 км восточнее у с. Червоне), то немцы ударили и здесь с востока, достигли с. Мохначка, где находился штадив-163. Штаб и тылы снова оказались отрезанными от своих полков. В ночь на 13-е по приказу штакора-50 части 163-й сд отошли из Попельня на 10-15 км и заняли рубеж Дмитровка - Мохначка[163сд-02]. Из под ст. Попельня выходила к своим на Волицу и 71 мбр 3-й гв. ТА[ЖБД-1УкрФ-02]. Но нужно сказать, что промежуток между Червоне и Попельня занимали части 9-го гв. мк 3-й гв. ТА, с которыми у 232-й сд была локтевая связь[ЖБД-232сд]. Штаб 3-й танковой армии организовывал оборону Фастова. Из второго эшелона в н.п. Веприк, что к западу от Фастова, выходят 56 тбр и 23 мсбр. 54 и 55 бригады по приказу ушли из Наволочь на Фастов. 6 гв. тк занимал прежний рубеж, отражал атаки врага. 9 гв. мк отбивал немецкие удары из сел Кожанка - Трилисы. Здесь документами убитых подтвердили дивизию СС "Рейх"[ЖБД-3ГТА-01]. После получения новой боевой матчасти в 56-й тбр на 12 ноября имелось 18 боеготовых Т-34. Тогда же она получила 3 Т-34 и 3 Т-70 из состава 54-й тбр. Имея в своем мотострелковом батальоне (мсб) 262 чел., она готовилась к боям. Днем 56 бригада несколько раз попадала под массированные авиабомбежки. Вечером бригада по приказу заняла оборону между Волица и Веприк, располагая боеготовыми 16 Т-34 и мсб численностью 231 чел.[ЖБД-56тбр]. Иными словами пребывание в ближнем тылу под авианалетами стоило соединению около 30 чел. убитых и раненых мотострелков и 8 поврежденных танков Т-34 и Т-70(!).

У сел Макеевка - Семеновка (20 км к востоку от Фастова) удалось четырежды отбить контратаки противника и удержать фронт. Но немного южнее у сел Красное и Соливонка 21 тбр 5-го гв. тк была полностью разбита в бою с немецкими танками. На 12 ноября 5-й тк имел 15 боеготовых танков и до 1000 человек мотострелков[ЖБД-1УкрФ-02]. О поражении 21 бригады говорит ЖБД фронта (а ЖБД 38-й армии молчит!):

... 5 Гв. СТК - 21 Гв. ТБр в составе 5 танков Т-34 и 13 танков Т-70 к 24.00 10.11.43 вышла в район СОЛИВОНКИ, где вела тяжелые бои с крупной группировкой танков противника (до 40 танков и мотопехота). Потеряв в бою 12 танков Т-70, 3 танка Т-34 и более 60% мотопехоты, бригада остальными силами вынуждена была отходить в район КРАСНОЕ. Отходя с боями бригада потеряла последние два танка Т-34, при этом погиб командир бригады гвардии полковник ОВЧАРЕНКО и зам. командира бригады по политчасти гвардии подполковник ПОЛУКАРОВ. Бригадой уничтожено несколько танков противника, 15 орудий до 100 автомашин с ГСМ и боеприпасами и свыше 200 гитлеровцев. ...

- 1-го Украинского фронта, 12.11.1943 г.[ЖБД-1УкрФ-02]

- Документ о награждении, Бочарников И.П.[ИБоч-01].
Для увеличения щелкните мышью по картинке.
Боевые действия 5-го гв. тк 09-15.11.1943. Хорошо показан бой бригады Овчаренко[5гтк-01].
Для увеличения щелкните мышью по картинке.

Овчаренко Кузьма Иванович, 1901 г.р., - боевой офицер, участник финской войны, на фронтах ВОВ с июля 1941-го. За январские-февральские бои 1943 г. у Касторное-Белгород-Харьков получил звание ГСС. А в июле того же года - Орден Красного Знамени. Его зам, Полукаров Георгий Степанович, 1905 г.р., по данным ОБД "Мемориал" погиб 13.01.1944. За бои 1943-го получил Орден Красного Знамени и Орден Ленина. Хотелось бы также в качестве примера упомянуть о старшем лейтенанте Бочарникове Иване Петровиче, командовавшем танковой ротой в 21-й гвардейской танковой бригаде. Иван Петрович воевал на фронте с июля 1941 г., был дважды ранен и погиб 11 ноября в неудачном бою за с. Соливонка. Этот по-настоящему боевой офицер, прошедший первые два тяжелейших года войны, получил свою единственную награду, звание Героя Советского Союза, только посмертно(!). Нужно отдать должное его непосредственным начальникам, которые смогли "продавить" награждение для человека, погибшего в крайне неудачной операции. В наградном листе пришлось писать абсолютные несуразности (см. левее). Так как только подобный бред о распевании "Интернационала" в окружении врагов воспринимался высшими инстанциями и склонял их к положительному решению по представлению к награде.

Штаб 5-го гв. тк в целом подтверждает данные штаба фронта о поражении 21-й бригады. Дополнительно обвиняются стрелковые части, которые "успехов в продвижении танков не поддержали". В итоге противник охватил со всех сторон бригаду и "начал расстреливать танки бр-ды"[ЖБД-5гтк]. В остальном на левом фланге 38-й армии наши части перешли к обороне, наблюдая близ Кагарлыка передвижение немецких танков и транспорта[ЖБД-38А-02]. В этом смысле штаб армии должен был учесть состояние и положение дел у стрелковых частей на стыке 50-го и 51-го корпуса и придержать 5 гв. тк, а в идеале вывести его во второй эшелон как подвижный резерв для парирования вражеских ударов. Штаб 240-й сд сообщает о сильных танковых атаках немцев (1 танк подбит), село Семеновка дважды переходило из рук в руки. Потери дивизии достигли 103 человек. Среди них ранены или контужены: комбат-1 842-го полка капитан Щербаков, комбат-1 931-го полка, майор Нариков, командир 76-мм батареи 842-го сп, капитан Кнуренко, командир 5 роты 842-го сп, ГСС ст. лейтенант Лещенко[ЖБД-240сд]. Лещенко Петр Лукьянович, 1917 г.р., умер от ран в тот же день. На фронтах ВОВ с июня 1941-го. В сентябре он получил Орден Отечественной войны II степени и Орден Красной Звезды, а 29 октября получил звезду Героя за форсирование Днепра.

Над участком 50-го ск вражеская авиация делала штурмовки группами по 18-20 самолетов. Стрелки занимали оборону, лишь 1144-му сп 340-й сд пришлось атаковать и восстановить положение после отхода из с. Клеховка. Село у врага отбили[ЖБД-50ск].

Тем временем, когда правый фланг и центр фронта 38-й армии начал комкаться под напором противника, 1 гв. кк к полудню охватил Житомир с севера через Богуния и юга через Станишивка. "В результате продолжительного уличного боя г. ЖИТОМИР к исходу дня 12.11.43 был занят частями 1 Гв. кавкорпуса. В 23.00 два полка 23 СД подошли к восточной окраине ЖИТОМИР, после чего части корпуса начали выход на рубеж: ЯНУШЕВИЧИ, БАРИШЕВКА..."[ЖБД-1гкк-03]. Сосед, 23 ск, получил задачу к 21:00 овладеть г. Житомир. Корпус подвергался днем "массированным налетам авиации". С 12:00 до 17:00 противник оказывал сильное сопротивление на восточной окраине Житомира - Слобода-Селец ("до дивизии пехоты и до 30 танков")[ЖБД-23ск]. Из состава 17-й адп только одна батарея 1003-го гап поддерживала пехоту 23-го корпуса[ЖБД-17адп]. С 17:30 начались уличные бои в самом городе. В 19:00 - на два часа раньше срока - город был освобожден от гитлеровцев. Стрелковые дивизии заняли рубеж Пряжев - западная окраина Житомира - Троковичи[ЖБД-23ск]. Через сутки будет доложено, что кавалеристы генерал-майора Баранова и стрелки генерал-майора Чувакова уничтожили в городе до 1000 вражеских солдат, взяли в плен 66 человек, трофеи: 30 танков, 30 автомашин, 4 орудия, 300 лошадей и другое имущество[ЖБД-1УкрФ-02]. Так или иначе не ясно, как освобождали город - только силами кавкорпуса, или же совместно с пехотой 23-го корпуса. Кроме того еще днем штаб 17-й адп получил приказ выдвигаться под Бышев - Марьяновка для поддержки 21-го корпуса, попавшего под танковый удар[ЖБД-17адп].

На участке 60-й армии наибольшее продвижение имел 30 ск: он освободил г. Черняхов, что в 20 км строго севернее Житомира. Позади шел 24 ск, освободив г. Малин; 77 ск отставал еще больше (Старовичи - Розважев). Трофеи Черняховского за сутки: 35 орудий и минометов, 106 пулеметов, 55 пленных[ЖБД-1УкрФ-02]. Сводки 24-го и 30-го корпусов за 12-13 ноября не дают деталей о событиях под Малиным и Черняховым (по-видимому слабая связь). 226 сд 24-го ск за 12-е..13-е число захватила в плен 23 немца, в ее рядах было убито 8 человек и 24 ранено[ЖБД-226сд]. На участке 121-й сд 30-го ск 12-13 ноября царило затишье - враг ушел на Новоград-Волынский[ЖБД-121сд].

Запись от 12.11.1943 г. в ЖБД Верховного Командования Вермахта (ОКВ): "У 4-й танковой армии враг добился глубокого прорыва. Наше собственное контрнаступление на восток из района Ходорков хорошо развивается (прим. - т.е. удар по участку 21-го ск). Враг достиг восточной окраины Житомира и пересек дорогу Житомир-Коростень, что севернее [Житомира]. Противник агрессивно преследовал отход на левом крыле. ... Из-за вражеского продвижения в районе Киева отменяется запланированный удар с плацдарма Никополь в южном направлении для деблокады Крыма (сравни запись от 8.11.). 25 тд, 1 тд и [дивизия СС] "Лейбштандарт Адольф Гитлер" разворачиваются на Киев"[OKW-01].

Боевое распоряжение № 0147/ОП командующего 21-м ск от 10.11.1943 г. о беспорядке в штабах 21-го ск.
Для увеличения щелкните мышью по картинке
[21ск-01].

В последний день (13.11.1943) Киевской стратегической наступательной операции 2 ВА произвела 304 самолето-вылета, из них 136 ночью. Авиаторы подавили огонь 4 батарей полевой артиллерии и 2 зенитных батареи, разбито 17 полозок, 80 автомобилей и ж/д эшелон с автотранспортом. Утверждения летчиков о 36 подбитых немецких танках автор сайта считает ложью[ЖБД-1УкрФ-02]. Так как такие точечные цели можно подавить только в светлое время суток, т.е. в ходе 168 вылетов этого дня. А это слишком высокий боевой КПД (1 уничтоженный танк на 4-5 боевых вылетов) с учетом общего уровня подготовки летного состава советских ВВС и технических возможностей наших самолетов.

Директива штаба 38 армии от 13.11.1943 с требованием к 23-му ск прекратить грабеж трофейных складов и занять оборону южнее Житомира[38А-17].
Для увеличения щелкните мышью по картинке.

За предыдущие пару дней армия Рыбалко получила новую и отремонтированную матчасть. К утру она располагала 153 танками[ЖБД-3ГТА-01]. К этому моменту численное превосходство уже было на стороне немцев. В этом районе у них были задействованы пять танковых, моторизованных и эсэсовских дивизий, имевших в сумме не менее 300 танков. Для ликвидации кризиса на участке 21-го ск туда отправляются 54 и 56 тбр[ЖБД-3ГТА-01], а также 13 артдивизия из состава 7-го арткорпуса прорыва[21ск-03]. В истории с 21-м ск удивляет штаб корпуса. 11-12 ноября, когда де факто пехота на восточном фланге пятилась назад издаются четыре приказа №№ 0148/ОП, 0149/ОП, 0150/ОП, 0152/ОП, в каждом от всех трех дивизий (202 сд, 71 сд, 135 сд) требуется "стремительно наступать". В то же время 10 ноября боевое распоряжение № 0147/ОП сообщает о удручающем положении в штабах дивизий (см. правее). Указывается ряд примеров: сводки и данные о потерях не подаются сутками напролет, в 202 сд рации и медсанбат остались на левом берегу Днепра, в 135 сд разведка не ведется и т.д. Приказывалось "устранить, улучшить, оперативно представить". А нерадивый начсвязи 202-й сд, капитан Жарун, получил 5 суток ареста с удержанием 50% жалования за каждый день ареста[21ск-01]. С такой "публикой" конечно же сложно было вести "стремительное наступление". Утреннее донесение штаба 21-го корпуса № 015/ОП от 07:00 12.11.1943 указывало только местонахождение дивизий. Сводок за вечер 12-го и 13-е число штаб корпуса не предоставил. Только поздно вечером в 23:00 14 ноября будет подана более-менее вменяемая оперсводка. 202 сд ведет тяжелые оборонительные бои у Ивница, Степок, Пустельныки. Все три полка дивизии отражали немецкие атаки силой 1-2 батальона при 6-8-10 танках. После обеда дивизия попала под 4 авианалета группами по 30-50 самолетов. Боеприпасов оставалось 0,25 б/к, провианта и ГСМ нет. 71 сд дралась с такой же интенсивностью на северном берегу р. Ирпень у Ходоркова, оставив местечко Корнин. 135 сд оборонялась днем 13-го близ Лучин - Корнин[21ск-02]. Перед этим, в ночь на 13-е "135-я" выходила из окружения[ЖБД-1УкрФ-02]. Доклад штакора-21 о боях 4-14 ноября дает дополнительные детали. После обеда немцы атаковали на трех направлениях: на с. Турбовка (части 135-й сд), на Водотый-Брусилов (71 сд) и из с. Ходорков на север (в обход 202-й сд). Один батальон 135-й дивизии, закрепившись в рощице, упорно оборонялся против вражеских танков. Из-за этого противник поменял направление удара на Соловьевку. Под Водотыем 71 сд была окончательно смята. А у Ходоркова враг перешел Ирпень на север и отрезал 202-ю сд от корпуса. Вскоре 202 сд оказалась в изоляции и окружении под Ивница-Голые Болота[21ск-03].

Стрелковые части подпирали танковыми подразделениями. Так 51 тбр удачно атаковала у Дмитровки, 56 тбр начала бой за Корнин, остальные части 7-го гв. тк направлялись туда же с задачей оседлать шоссе Брусилов - Корнин. 9 гв. мк отбивал немецкие контратаки на прежнем рубеже. Танкистов Рыбалко и город Фастов бомбили немецкие летчики группами по 10-20 машин[ЖБД-3ГТА-01]. Соседние 163 сд и 74 сд 50-го ск окапывалась на линии Волица - Мохначка, окапывалась и 167 сд у Ксаверовки (согласно сводке штакора-50 № 455). Помимо этого войскам 50-го ск удалось вытеснить врага из м. Фастовец. Здесь пехоте помогла 22 гв. мсбр[ЖБД-3ГТА-01]. 232 сд несколько продвинулась западнее этого н.п[ЖБД-232сд]. 340 сд силами 1144-го сп взяла само местечко, другие два полка обеспечивали с востока либо были в резерве дивизии (см. оперсводку штадива-340 № 00418 от 17:00 13.11.1943). 180 сд 51-го ск отражала танковые атаки, ее порядки на стыке 86-го и 42-го полков были прорваны. Благодаря 150-му иптд и 1840-му иптап, которые расположились в глубине обороны удалось отогнать немцев, подбив 9 танков (2 из них противник эвакуировал с поля боя). Наши потери составили не менее 90 чел. и 7 45..76 мм орудий (см. оперсводку штадива-180 № 00224 от 21:40 13.11.1943). Ее соседи справа, 240 и 136 дивизии, окапывались в целом без боя/контакта с противником (согласно сводке штакора-51 № 0268).

1 гв. кк и 23 ск перешли к обороне западнее Житомира[ЖБД-1УкрФ-02]. Но журналы боевых действий этих двух корпусов говорят другое: 23 ск атаковал далее на запад, закрепившись по восточному берегу р. Каменка[ЖБД-23ск]. 1 гв. кк атаковал на запад и юг. На западной окраине было освобождено с. Корбутовка, после полудня там отразили немецкую контратаку с танками. А на юге кавалеристы заняли с. Скоморохи и с. Гуйва[ЖБД-1гкк-03]. Штаб 38-й армии издает директиву для комкора-23, генерала Чувакова, с требованием занять жесткую оборону фронтом на юг на южных подступах к городу и не допустить прорыва немцев на север, т.е. в Житомир. Кроме того Чувакова фактически обвиняли в потере управления, говоря, что его войска занимаются растаскиванием и грабежом трофейных складов, а не наступлением вперед[38А-17]. Полный текст директивы дан выше левее. 60 армия подтягивала свой правый фланг, прежде всего 77-й ск, который прошел севернее Малина на запад. 24 ск и 30 ск перешли к обороне. Из состава 60-й армии в 40-ю армию в г. Васильков начинает перебрасываться 25 зенитная артдивизия[ЖБД-1УкрФ-02]. В целом активное участие 60-й армии в Киевском наступлении подошло к логическому завершению. 40 армия по переправе в Витачеве уходит на правый берег Днепра под Васильков, во второй эшелон. Из ее состава на букринском плацдарме остались 309 сд, 253 сд и 161 сд, которые перешли под команду штарма-27.

Запись от 13.11.1943 г. в ЖБД Верховного Командования Вермахта (ОКВ): "У 4-й танковой армии нашим контрнаступлением отбита еще местность. На левом крыле противник ворвался в Житомир, на широком фронте пересек дорогу Житомир-Коростень в западном направлении. ... Люфтваффе атаковала с основными усилиями у Житомира (силами 113 самолетов), Кривого Рога (силами 88 штурмовиков и бомбардировщиков) и в районе Никополя (215 самолетов)."[OKW-01].

Из дневника Артура Ремера, 76 пгп 20-й панцер-гренадерской дивизии:

8.11.1943:
Около 08:00 мы занимаем квартиры на окраине Житомира. В 14:00 переброска. В 17:00 мы вернулись назад, так как населенный пункт, где мы должны были расквартироваться, уже занят [другими подразделениями].
9.11.1943:
Сегодня утром я хотел [поехать] к врачу в Житомир. Но путь оказался напрасным, так как госпиталя эвакуируются. ... На передке обстановка все еще неясна, но и здесь в тылу тоже небезопасно. [Мой] батальон был снова окружен, но смог прорваться. Еще чуть-чуть и наши боевые машины (прим. - грузовики "Опель Блиц", на которых передвигались панцергренадеры) могли бы быть потеряны. А одна машина 11-й роты и одна из 12-й роты стали жертвами. ...
11.11.1943:
.. С началом [нашего] движения с северного направления в Житомир прибывают колонны в диком темпе. По-видимому бегство. Ночью у нас была тревога. ... Но завтра рано утром надо наступать.
12.11.1943:
Во время сосредоточения меняется цель атаки. В 06:10 начинается атака на Липки. Русский немедленно начинает бежать. Деревню взяли. У русского тяжелейшие потери. Немедленно идем далее на Кривое до ж/д насыпи. Здесь пока закрепляемся. В 14:00 мы атакуем далее на Киловка. Поначалу на машинах за танковым острием. Перед самой деревней спрыгиваем [с машин]. Перед тем, как мы спешились, пикировщики делают налет бомбами и бортовым оружием. К конце концов населенный пункт очищен от врага. Теперь двигаемся на машинах далее. Еще нужно взять Котлярку, там же нам следует и заночевать. К сожалению темнота наступает раньше. Но мы все-таки туда добрались. Батальон обеспечивает на юг. Так как позиция неудобна, и появилось несколько потерь, то линию боевого охранения перенесли в середину деревни, севернее одного ручья. Потом ночь проходит спокойно.

Послевоенные дополнения ветерана к дневнику: наступило время подвижной войны. Обстановка никогда не была ясной. Казалось, русский повсюду, и нас гоняли туда-сюда от одной боевой операции к следующей. Но мы не были более одинокими, у нас были танки и 2-см зенитки. И кроме того, в одном бронеавтомобиле, - лейтенант Люфтваффе, который имел радиосвязь с пикировщиками и с земли вел их на цель.

13.11.1943:
В 09:30 снова идем далее на запад. В 14:00 прибытие в Андрушевку. Сюда же прибывают кухни, которые вчера не смогли подтянуться, и привозят нам теплую еду. [Здесь] мы остаемся на ночь.
14.1.1943:
В 05:00 боевая группа покатилась снова. Поначалу немного на запад, а потом - на север. В 07:20 начинается атака на Ивницу. Около 6 км по вспаханному полю без сопротивления противиника. На последней высоте перед Ивницей атака остановилась. 11 рота имеет тяжелые потери. Я получаю на подбородке легкую царапину осколком снаряда. Командир полка, подполковник Б. пал. Потом снова пикировщики делают налет. Атаку продолжили, и прорыв удался. Иван в спешке сматывается и снова имеет тяжелые потери в людях и матчасти. Захвачены несколько ПТО и тяжелые минометы, около 100 пленных. Батальон занял оборону на северо-западной окраине. Из леса немного стреляют. В остальном ночь остается спокойной.

- Дневник Артура Ремера, писаря стрелковой роты 76-го пгп 20-й мд[ARoem].

Кадровые перестановки в высших штабах

В данном исследовании регулярно указывалось на подачу подчиненными неверных, ложных данных в высшие командные инстанции. На основании такой информации на верхах принимались изначально неверные решения. К таким - из-за неподготовленности войск 1-го Украинского фронта - можно отнести Директиву Ставки ВГК № 30236 "о сроках Киевской наступательной операции" (см. главу о освобождении города), которая очень оптимистично устанавливала сроки продвижения войск. Такое положение дел не могло продолжаться вечно. Последовали соответствующие меры. Утром 11 ноября приказом Ставки ВГК № 30242 начштаба 1-го Украинского фронта, генерал-лейтенант Иванов, смещался с должности[РАрх]. Его место занял генерал-лейтенант Боголюбов А. Н. Объяснения этим передвижениям дает приказ Ставки ВГК № 30241 от 11.11.1943 г.:

ПРИКАЗ СТАВКИ ВГК № 30241 О СЛУЧАЯХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ШТАБОМ 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА НЕТОЧНЫХ СВЕДЕНИЙ И НАКАЗАНИИ ВИНОВНЫХ

11 ноября 1943 г. 05 ч 00 мин

В течение двух дней штаб 1-го Украинского фронта сообщал в Генеральный штаб противоречивые данные о положении в районе Фастовца: в чьих руках он находиться - в наших или противника. В боевом донесении № 0692, подписанном 9.11 в 24.00 Ватутиным, Крайнюковым и Ивановым, указано, что Фастовец находится в наших руках и что были отражены две контратаки противника в направлении Фастовца, причем противник потерял сожженными 13 танков. В то же время в оперсводке № 00505 штаба фронта, подписанной в 02.00 10.11 Ивановым и Тетешкиным, указано, что к исходу дня 9.11 противник занял Фастовец, потеряв при этом 13 танков сожженными. Таким образом начальник штаба фронта Иванов одновременно подписал два противоречивых документа. В течение дня 10.11 о положении в районе Фастовца штаб фронта умалчивал и только к исходу дня 10.11, в результате настойчивых требований Генерального штаба, было установлено, что Фастовец занят противником днем 10.11. Наряду с этим, после донесения Военного совета фронта о занятии нашими войсками города Гребенки 9.11, штаб фронта в течение дня 10.11 также умалчивал о положении в районе Гребенков, тогда, как оказалось, город Гребенки был занят противником еще утром 10.11. Того же 9.11 начальник штаба Иванов лично по телефону "ВЧ" доложил Генштабу о занятии нашими войсками Брусилова, между тем, как выяснилось, этот пункт не занимался и до сих пор не занимается нашими войсками. Помимо этого со стороны начальника штаба фронта Иванова отмечались и ранее случаи неправдивых, несоответствующих обстановке докладов и стремление умолчать об имевших место неудачах на фронте. Усматривая во всем этом несерьезное отношение тов. Иванова к своим обязанностям, в результате чего Генеральный штаб и Ставка вводились в заблуждение, Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

  1. Генерал-лейтенанта Иванова снять с должности начальника штаба 1-го Украинского фронта и направить его в распоряжение Главного управления кадров НКО.
  2. Предупредить тов. Ватутина, что в случае повторения попыток представлять Генеральному штабу неточные сведения он - тов. Ватутин - будет привлечен к строжайшей ответственности.
  3. Обязать всех работников штаба 1-го Украинского фронта придерживаться того, чтобы все донесения штаба были правдивы и точны, не поддаваясь при этом ничьему влиянию.
  4. Настоящий приказ довести до начальников штабов дивизий включительно.

Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. АНТОНОВ

- Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК: Документы и материалы. 1943 год.[РАрх]

Генерал-лейтенант Иванов Семен Павлович был направлен на Закавказский фронт, где служил до лета 1944-го. Затем он становится начштаба 3-го Украинского фронта, а с лета 1945-го - начальником штаба Главного командования советских войск на Дальнем Востоке. Участвовал в разработке операции по разгрому японской Квантунской армии, за что получил звание ГСС (медаль № 7775).

Нечто подобное происходило в те дни и на немецкой стороне. В середине ноября инициируется отставка командующего 4-й танковой армией Германа Гота, который не смог удержать днепровский рубеж и сдал Киев. Фактически он передал свои дела в начале декабря, после первой фазы немецкого контрнаступления, начавшегося 14-16 ноября. После последовал перевод в резерв Главнокомандования, по факту это означало отставку. Более он в войне не участвовал.

Послесловие к 12-13 ноября

Главный итог 12-13 ноября: г. Фастов удалось удержать. Немцы не довели до ума свои атаки на этот железнодорожный узел, не приложили максимум усилий, чтобы вернуть его себе. Этому помогло падение Житомира - внимание немецкого командования переключилось туда. Вражеские танковые и моторизованные части перешли к обороне. Одновременно противнику удалось найти слабое место в советском фронте, на участке 21-го ск близ Брусилова. Его боевые порядки и штабы были, как показано выше, рассеяны в ходе танковых атак 11-13 ноября. Низкий уровень подготовки личного состава корпуса на всех ступенях армейской иерархии еще более усилил бардак отступления. В связи с этим четко прослеживается перенос основных усилий 3-й гв. ТА с фастовского на брусиловское направление. Нужно было поддержать стрелков. Вместе с тем советская сторона - при всем шапкозакидательстве плохо подготовленного наступления - выбила врага из Житомира, чрезвычайно важного тылового узла Группы армий "Юг". Здесь в руки нашим бойцам попали многие склады с большим количеством различных припасов. Открытым остается вопрос о том, кто все-таки освободил Житомир, ведь изложение этого события 1-м гв. кк и 23-м ск разнится. Что касается "растаскивания складов" в Житомире, то это конечно признак низкой дисциплины в частях. С другой стороны пехота и кавалерия днями шли форсированным маршем по осенней слякоти, питаясь подножным кормом (см. об этом ниже). Поэтому житомирские трофеи стали честным призом для измотавшихся солдат, которым нужен был элементарный отдых.

В контексте боев за Житомир очень показательны воспоминания командующего немецким 48-м тк, генерала танковых войск Германа Балька:

... Нашей задачей было, в начале взятъ Житомир с востока, потом развернуться и взять Киев. План операции исходил из [штаба] 4-й танковой армии, от генерал-полковника Гота. Хорошо мне знакомому со сталинградских боев. Один из наших самых способных танковых командиров.

Приказанная операция была мне не по душе. Я хотел немедленно всеми силами ударить на Киев и оставить Житомир без внимания. Он должен был бы пасть сам собой. С указанным ударом на Житомир мы теряли время, а оно шло на пользу русскому, который мог подбросить свежие силы или организовать у Киева плацдарм, который было бы трудно взять. К сожалению мне не удалось продавить свое мнение.

Мы собрали в кулак корпус и образовали ударную группу из 1-й тд и "Лейбштандарта". Атака этих двух превосходных и полностью укомплектованных дивизий 16.11. ударила в левый фланг наступающего на запад русского. И смяла все на своем пути. ...

- Герман Бальк, "Порядок в хаосе"[HBal-01]

Этот абзац очень хорошо дает базовую оценку немецких сил и обстановки под Брусиловым. Не смотря на десятки подбитых вражеских танков, о чем говорят советские сводки уровня дивизия-корпус-армия-фронт, немцы, безусловно неся потери, тем не менее сохранили боевую силу своих танковых частей. Не следует забывать, что как и в Советской армии противник в первую очередь приоритетно снабжал свои бронетанковые войска и войска СС. Командарм-4, Герман Гот, по-видимому, получил солидный нагоняй из-за потери Житомира и, вопреки здравому смыслу, решил отбить прежде всего этот город. Мнение Германа Балька в целом было более рационально. Обвал обороны и мини-окружения частей 21-го ск стали для немцев хорошей разведкой боем. Гарантировано, что враг захватил пленных и их опросом установил состояние частей 21-го ск. Наверняка немецкие засады, в которые попадали на Житомирском шоссе пехотинцы 23-го корпуса, также приводили к захвату пленных. Немногие боевые группы врага, прикрывавшие житомирское направление, не могли не видеть отставание советской артиллерии. А без нее советская сторона не могла надежно закрепить за собой Житомир.

О командующем 48-м тк. Также хотелось бы в двух словах рассказать о Германе Бальке. Отечественный читатель знает прежде всего мемуары его начальника штаба фон Мелентина, чья работа имеет в целом низкое качество повествования и множество дешевых пропагандистских штампов. Впрочем такое же низкое качество повествования прослеживается в мемуарах Эрхарда Рауса, который в середине ноября 43-го сменил Германа Гота на посту командующего 4-й ТА. В этом смысле книга Германа Балька "Порядок в хаосе" ("Ordnung im Chaos") лучше на порядок, если не более. В книге хорошо освещена Киевская оборонительная операция 13.11.-22.12.1943. Чувствуется эрудиция автора, умение доходчиво объяснить читателю основы оперативного искусства, чувство (само)иронии и юмора, знание истории. Удивительно, но в своих размышлениях Бальк проводит параллели в том числе и с отечественной историей, упоминая имена Скобелева или Куропаткина, о которых среднестатистический европеец ничего никогда не слышал. Во времена Веймарской республики Бальк изучал действия подвижных войск (кавалерии) в советско-польской войне 1919-1920 гг. и делал доклады в офицерских клубах на эту тему. Изложение событий на фронте подкрепляются обзором и анализом общей политической обстановки. Герман Бальк происходит из семьи военных, командиром стрелковой роты участвовал в Первой мировой войне (кампания 1914-го на Западе, кампании 1915-го и 1917-го на Восточном фронте, кампания 1916-го на Итальянском фронте). Был ранен. В 1919-20 гг. участвовал в пограничном конфликте с Польшей, которая тогда смогла аннексировать Померанию. На фронтах Второй мировой войны с 1942-го. Воевал прежде всего на Восточном фронте, дослужившись в 1945-м до командующего 6-й полевой армии. Вместе с тем имел определенную жесткость в характере. К примеру, в 1944-м году он приказал расстрелять одного полковника-артиллериста за пьянство, незнание обстановки и потерю управления (ситуация один в один, как 3 ноября в 75-й гв. сд). За это в 1948 году немецкий суд приговорил его к 3 годам тюремного заключения(!). Его в общем честная и детальная книга ждет перевода.

Кратко о Киевской оборонительной операции 14.11.-23.12.1943. Во-первых, эта операция пестрит множеством отдельных сражений. Это была операция танковых войск, когда фронт и направления ударов менялись ежедневно. Поэтому ее описание и анализ нужно провести в отдельной работе. Разграничение между Киевской наступательной и оборонительными операциями - 13-14 ноября - весьма условно, ведь уже с 8-9 ноября враг начал танковые атаки на Фастов. Тем самым главная ударная сила фронта, 3 гв. ТА, фактически уже на 5-й день прекратила свое наступление. Потеря огромной территории под Киевом сподвигнула командование Вермахта "обжать" этот советский выступ. Так как здесь противник располагал только одной ударной "клешней" в виде 48-го тк (управление 24-го тк оставалось близ Белая Церковь - Умань), то советские войска последовательно попали под серию танковых контратак по всему фронту прорыва: 16-19.11. удар с юга и востока по Житомиру (потеря города), 21-23.11. удар под Брусиловым (окружение части сил 3-й гв. ТА, 23-го ск, 21-го ск, 1-го гв. кк), 30.11.-06.12. удар под Радомышлем совместно с 24-м тк (поражение 60-й армии, потеря Малина, выход немцев к р. Тетерев), 18-22.12. удар под Мелени - Малин совместно с пехотой 13-го и 52-го ак (потеря Коростеня). Все эти котлы, охваты и отступления стоили советской стороне более 87.000 человек общих потерь - втрое больше, чем в Киевской стратегической наступательной операции.

Итоги и анализ второй фазы наступления

Безоглядный бег на Житомир до невозможности растянул боевые порядки потрепанных, слабо сколоченных и необеспеченных войск. Уже 14 ноября - из-за поражения 21-го ск - пехоте 23-го корпуса дается приказ оборонять Житомир и одновременно занять оборону под Иванков - Ивница, что в 25-30 км(!) на юго-восток от Житомира. Для 16 тысяч человек, имевшихся на начало месяца в корпусе, такой фронт удерживать было нереально. Тем паче артиллерия осталась далеко позади из-за дефицита ГСМ и неорганизованности штабов, растянувшись от Киева до Коростышева на 80-100 км(!)[23ск-01]. Такую же задачу (оборона Житомира и марш на юго-восток) получил и 1-й гв. кк[ЖБД-1гкк-03]. Войскам опять ставились невыполнимые задачи. Они не могли удержать по определению освобожденную территорию. Если подвижные войска, танковые бригады и кавалерия, могли совершить набег-рейд на 100-150 км, то пехота должна была подтянуться со всеми средствами усиления к достигнутому рубежу. А ведь это второе условие командование фронта так и не выполнило при планировании и подготовке Киевской операции. В стрелковых дивизиях оставалось по 4-5 тысяч человек[23ск-01], тылы из-за "непродуманной перевозки к моменту начала операции еще только подтягивались по ж.д."[21ск-03]. Кроме того личный состав войск часто не имел необходимой выучки. Так в 21-м корпусе подавляющее число комсостава в 202-й и 135-й дивизиях не имело боевого опыта[21ск-03]. Снабжение провиантом и боеприпасами, итак недостаточное, по мере развития наступления еще ухудшалось. Штаб 23-го корпуса даже написал: "личный состав перешел на подножный корм от местного населения" (в оригинале этот пассаж перечеркнут и исправлен на "питался за счет местного населения")[23ск-01]. В этом смысле повезло стрелкам 50-го и 51-го корпусов. У них тоже была неразбериха и недостаток топлива к транспорту, но от Киева до Фастова намного ближе. Поэтому та же 180 сд в целом смогла подтянуть артиллерию и 13 ноября с ее помощью отразить опасную танковую атаку. Авиация, опять-таки из-за проблем с подвозом топлива и бомб, смогла оказать действительно хорошую поддержку наземным войскам только 3 и 5 ноября[ЖБД-1УкрФ-02]. А после все пошло по старому сценарию: советских авиаторов в небе было очень мало, а немецкие пикировщики постоянно висели над Житомиром и Фастовом и наносили существенный урон войскам. Например от авианалетов в 56 тбр, находящейся на коротком отдыхе, за сутки 12.11. вышло из строя до 16 танков и не менее 30 человек личного состава[ЖБД-56тбр]. А 23 ск под бомбежками потерял двух из трех командиров дивизий, генерал-майора Склярова[ЖБД-23ск] и полковника Щербакова[23ск-04]. 6 ноября, близ Святошино, попал под авианалет 60-ти бомбардировщиков КП 6-го гв. тк: погибли начштаба корпуса гв. полковник Чернев и помошник начальника оперотдела корпуса[ЖБД-6гтк]. Более того, за полтора месяца до этого, 24 сентября, на днепровском плацдарме у с. Григоровка 6 гв. тк, также под налетом вражеской авиации, потерял и своего командира, генерал-майора Митрофана Ивановича Зиньковича.

Штабы фронта и 38-й армии снова показали свой низкий профессионализм и бездумность не только в лавине приказов на наступление, но и в директивах касательно снабжения войск и стабилизации кризисных моментов. Директива штарма-38 № 198/ОП от 12.11.1943 в штаб 21-го ск - яркий тому пример (см. выше о событиях 12 ноября). Москаленко и его начштаба Пилипенко требовали от дезорганизованных и неуправляемых войск 21-го ск самим позаботится о снабжении[38А-18]. Из этого документа не ясно, чем и как конкретно сам штаб армии и армейские тылы собирались помочь корпусу в наведении порядка в период 11-13 ноября. Стрелковые части регулярно сообщают о нехватке снарядов и топлива. Не ясно каким образом они, находясь в полуокружении под ударами врага, могли собрать достаточно транспорта и бензина, чтобы добраться до армейских складов в 30-50 км от фронта. Подобные документы являются ярким примером того, как многие военноначальники уходили от ответственности и переваливали свои обязанности на своих подчиненных, и как тыловые подразделение принимали удобную позицию ничегонеделания, вместо того, чтобы лично заниматься обеспечением передовой всем необходимым.

Как было показано выше, из-за необеспеченности наступления части 17-й артдивизии 7-го арткорпуса прорыва только 10 ноября смогли оказать более-менее ощутимую поддержку (огонь около 4-5 дивизионов)[ЖБД-17адп]. Ради справедливости нужно сказать, что не имело смысла задействовать всю артиллерийскую дивизию для борьбы с вражескими арьергардами силой рота-батальон. Другая дивизия 7-го арткорпуса, 13-я, появилась на фронте, на участке сильно обескровленного 21-го ск, только 13 ноября[21ск-03]. До этого она действовала "в составе 23-го стрелкового корпуса"[БДн-43], который, судя по его же документам и отчетам, данную артдивизию вовсе не упомянул/не заметил. В целом создается впечатление, что артиллерийские части усиления фактически были "частями-однодневками", способными оказать огневую поддержку пехоте со стационарных позиций. Как только стрелки уходили в прорыв, то артиллерия, будь-то большой мощности, будь-то легкие артбригады, в общем и целом отставала и терялась в тылу. Формально правильным решением было вести вслед за кавалеристами Баранова и стрелками Чувакова части 7-го артиллерийского корпуса. Это позволило бы обеспечить захват и удержание Житомира. Но участвующие части имели разную маршевую скорость и посему в подвижной войне не могли по определению взаимодействовать и поддерживать друг друга.

Касательно танковых войск: 3 гв. ТА, начав действия 4 ноября, к 10 ноября имела в строю боеготовых 123 танка и САУ[ЖБД-1УкрФ-02]. Т.е. всего 1 неделя боев с - как утверждает отечественная историография - разбитыми, разрозненными пехотными частями противника и два дня боев под Фастовым с отдельными частями "разгромленной, плохо сколоченной" 25-й тд (как утверждал фон Мелентин) и дивизии СС "Адольф Гитлер" привели к уменьшению боевой силы армии Рыбалко в 3 раза(!). Напомним, на 31 октября 3 гв. танковая армия в составе 6 гв. тк (три гв. тбр), 7 гв. тк (три гв. тбр), 9 мк (семь мбр, два гв. тп), одной отбр и одного отп имела на вооружении 414 танков и 74 САУ, из них боеготовы 300 танков и не менее 18 САУ[ЖБД-3ГТА-01]. Очень хорошо вписывается в эту общую картину отчет штаба 7-го гв. тк за период 27.10.-24.11.1943. В выводах пишется: "неудачные дневные бои, и сильное сопротивление противника требовали от частей ночных действий. Корпус удачно провел наступательные бои ночью ..., создав угрозу окружению противника в КИЕВЕ"[7гтк-02]. Естественно ночной режим работы автоматически исключал тесное взаимодействие с пехотой. В результате разные рода войск воевали разобщенно, отдельно друг от друга и несли ненужные потери. И там же: к началу операции 7 гв. тк корпус имел 94 танков и САУ, а через месяц боев в корпусе было уничтожено или подбито 123 танка и САУ (безусловно существенная часть техники была утеряна во время Киевской оборонительной операции). К 12 ноября 5 гв. тк стал фактически потрепанным танковым батальоном, имея всего 15 боеготовых танков[ЖБД-1УкрФ-02]. Ему пришлось очень туго в Киевском наступлении: 3-5 ноября он вместе с пехотой прогрызал неподавленную немецкую оборону у Приорки и Пущи-Водицы, а затем под селами Гребенки - Саливонка попал в огневой мешок тяжелых немецких танков[ЖБД-5гтк]. В результате из 96 боеготовых боевых машин к 12-13 ноября на ходу остались очень немногие[5гтк-01]. Войска 1-го Украинского фронта на 15.11.1943 г. имели в строю 445 танков, для полного укомплектования требовалось еще 1126 штук(!). Штаб фронта просил поставить в войска хотя бы 500 единиц новой бронетехники[ЖБД-1УкрФ-02].

В этом же стиле (боевая работа ночью) вела себя советская авиация. Практиковались частые ночные вылеты (например 13 ноября), так как днем, по-видимому, в небе господствовали немецкие истребители. Если ночная массированная, ковровая бомбардировка по городу, крупной цели, вполне имеет смысл и эффект, то попытки поражения точечных целей (танков, машин, артбатарей, ж/д эшелонов) в темноте силами отдельных У-2 или даже Пе-2 - пустая трата сил и средств.

Танковое соединение (дивизия) Наличие на 20.11. Из них боеспособные Пополнение в танках (прибытие) до 21.11.
1-я 140
-
-
7-я 47
16
20
8-я 66
7
20
25-я 63
9
9
СС "Адольф Гитлер" 155
-
-
СС "Рейх" 136
22
10
СС "Мертвая голова" 103
14
5

Можно сказать, что урон советских танковых частей сопоставим с уроном вражеских "панцеров". На последнем этапе наступления главным противотанковым средством были в общем-то танки, а не отставшая артиллерия стрелковых частей. Число боеготовых танков в немецких дивизиях на 20 ноября, когда Житомир снова оказался в руках врага (выдержка из таблицы, см. Б. Мюллер-Гиллебранд "Сухопутная армия Германии 1933 - 1945 гг."):

По 25 тд: тут явно было утеряно безвозвратно до 100 танков. Ведь соединение к 6 ноября было полностью укомплектовано. На 13 ноября боевая численность 8-й танковой дивизии составила порядка 4000 чел[8PzD-02]. Забегая наперед, на 07.12.1943 в дивизии имелось 6831 человек личного состава на довольствии, боеготовых 19 танков Т-3/Т-4 и 24 самоходных гаубицы, а в ремонте находилось 29 танков и 20 САУ[8PzD-01]. В 7 тд, как и в 8-й тд, общее число танков оставалось на уровне октября (50-60 шт.)[БДн-43]. В целом потери немецких танковых войск (подбито, поломки, брошено, сожжено) в ходе Киевской наступательной операции можно оценить в 200 шт., с учетом прибытия новой матчасти и потерь свежей 25-й тд. О уничтоженных немецких танках под Киевом советские архивы говорят следующее. Суммированием неполных данных из отчетов и ЖБД армий и корпусов враг потерял не менее 685 танков и САУ. Конкретно разбивка такова:

Соединение, объединение
Период
Уничтожено и подбито
Захвачено
Танки
САУ
Танки
САУ
60 А[60А-12] 03-09.11.
112
12
11
1
3 гв. ТА[3ГТА-05][3ГТА-06] 03-10.11.
175
54
-
-
5 гв. тк[5гтк-01] 03-07.11.
66
9
-
-
1 гв. кк[ЖБД-1УкрФ-02] 12.11.
30
-
-
-
21 ск[21ск-03] 13.11.
27
-
-
-
23 ск[23ск-05] 05-09.11.
49
31
-
4
50 ск[ЖБД-50ск] 03-13.11.
53
-
13
2
51 ск[51ск-09] 01-10.11.
31
5


Сумма:

543
111
24
7

Снова автор подчеркивает большую диспропорцию между уничтоженным и захваченным, указанных в советских донесениях: у отступающей армии обычно половина техники бросается, а другая половина теряется в бою. Посему на основании трофеев можно говорить максимум о 100-150 вражеских танках и САУ, подбитых или уничтоженных ударной группировкой 1-го Украинского фронта.

Всего же советская сторона безвозвратно потеряла в этой операции на всех участках 271 танк и САУ[СССР-XX] - пратически тоже количество, что и противник. По сравнению с огромными потерями бронетехники в Курской битве, которые превышали немецкие в 4-5 раз, освобождение Киева нужно оценить по этому показателю очень положительно.

С облегчением воспринимается факт вывода войск 40-й армии с многострадального букринского плацдарма, армию перебросили во второй эшелон за порядками 38-й армии. В свете начинавшихся немецких контрударов такая рокировка существенно увеличила стабильность советского фронта на оперативном уровне.

Противник осенью 43-го еще раз попал в ситуацию "тришкин кафтан", когда ему опять не хватило "последнего батальона с последним танком", чтобы дожать русских и выполнить свои задачи. На оперативном уровне его поражение под Житомиром поставило крест на судьбе 11-й полевой армии в Крыму. Она осталась в блокаде, в мае 44-го 2/3 ее состава погибнет или попадет в плен в Севастополе. Одновременно под Кривым Рогом и Кировоградом окончательно начали стихать немецкие танковые удары по войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов. В частности, после освобождения Киева от оккупантов под Фастов из Кировограда ушли 1 тд и дивизия СС "Адольф Гитлер".


Примечание: 


Главная   |<         >|